burevestn1k (burevestn1k) wrote,
burevestn1k
burevestn1k

Categories:

Лучшая защита - нападение



Тяжкое оскорбление российской истории было нанесено в стенах Бундестага. Еще доживают свой век ветераны, а потомки советских воинов уже заявляют потомкам немецких захватчиков про «невинных» фашистов, терпевших тяготы войны под Сталинградом и в советском плену. То, что произошло, невозможно оправдать никакими нелепыми отговорками. Всякий, у кого есть совесть, кто чувствует долг, перед поколением людей, которые умирали, чтобы жили мы, понимает, что никакие слова про «пацифизм», «примирение» ничего не меняют. Произошло весьма символичное действие – десакрализация великого подвига русского солдата. Посмотрите, как радостно взвыли все те, кто этой десакрализации давно добивается.



Произошедшее можно было если не исправить, то хотя бы искупить. Если бы приехавшие в Германию мальчики и девочки, произнесли слова извинения, если бы российская власть предъявила внятную позицию, что россияне не разделяют озвученной позиции, что память о войне для нас свята, и что будут приняты соответствующие меры, чтобы подобного не повторялось... Нет, я вовсе не желаю сделать детей крайними, их надо учить, пока не поздно. Но ведь необходимо разобраться, как такое могло произойти, и кто за это отвечает. Если бы власть спокойно и непреклонно заявила такую позицию, инцидент был бы исчерпан. Он остался бы неприятной занозой в памяти, а о детях все забыли бы уже через несколько дней.

К сожалению, то, что произошло в реальности, не только не исправило ситуацию, но и значительно ее усугубило. Во-первых, никто ни в чем не раскаивается, ни о чем не сожалеет. Во-вторых, со стороны чиновников нет живой человеческой реакции по поводу осквернения святой для нас памяти. Есть лишь страх, который провоцирует агрессию. Как известно, лучшая защита – нападение. И вот, не дожидаясь пока граждане спросят с власти за произошедшее, чиновники сами переходят в нападение.

Как по команде начинается вой: «Не разжигайте, прекратите травлю школьника!». Такую позицию заявили уполномоченный при президенте России по правам ребенка Анна Кузнецова, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, заместитель Председателя Государственной Думы Владимир Жириновский и другие. Это неуклюжая попытка сбить волну в высшей степени законного недовольства до того, как эта волна заставит власть разобраться по-сути и принять меры. Громче всех кричат те, кто менее всего заинтересованы в этом разбирательстве.

Если вспомните, нечто похожее было с доской Маннергейма – когда под напором волны народного недовольства Мединский вынужден был убрать позорную доску с гитлеровским пособником. Однако, делая хорошую мину при плохой игре, он дал понять, что убирает доску под напором разных маргиналов, а не потому, что неправ. Также и сейчас - чиновники пытаются совершить подлую подтасовку: представить недовольных людей кучкой угрожающих школьнику маргиналов. А они, чиновники, дескать, защищают детей от травли.

Чего реально боятся те, кто совершает эти подлые подтасовки? Того, что их спросят за образовательные стандарты, в которых места для изучения истории Великой Отечественной войны осталось совсем немного. За программу по литературе, из которой исключена «Молодая гвардия». За гадкие современные фильмы о войне, где русский солдат показан насильником и убийцей, за многое другое.

Предательство фронтовиков произошло не в момент, когда глупые невежественные школьники выступали на сцене перед иностранцами, а гораздо раньше. Когда строили Ельцин-центр, когда позволяли всякой нечисти кувыркаться на отечественной историю, писать лживые книги, снимать лживые фильмы и телепередачи.

Нельзя устраивать пляски на костях – на том, что для людей свято. А если чиновники позволяют себе подобные пляски, то власть собственными руками возводит непреодолимую стену отчуждения между собой и народом.

Tags: Россия, мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments